Ментальные основания правосознания

Под менталитетом автор понимает определенный исторический опыт нации, своеобразную народную память, которая определяет поступки граждан, действующих в соответствии со сложившимся «генетическим» кодом поведения в любых ситуациях, в том числе и в правовой деятельности. Менталитет отличается разнообразием и богатством своих составляющих. По мнению А.Я. Гуревича, известная размытость этого понятия обусловлена самой природой феномена: ментальность вездесуща, она пронизывает всю человеческую жизнь, присутствуя на всех уровнях сознания и поведения людей, а потому так трудно ее определить, ввести в какие-то рамки.

Несмотря на то, что человек находится в динамичных, бесконечно разнообразных обстоятельствах правовой жизни, стремится адекватно реагировать на них, приспосабливаясь к ним, непрерывно меняя ориентиры своего поведения, ментальные основания его правосознания имеют устойчивый характер. Без динамичной адаптивности к правовым ситуациям он просто не смог бы активно и успешно заниматься социальной деятельностью. Менталитет задает рамки правового поведения человека. Его можно понимать как некоторую стационарную основу социального существования, которая как раз и позволяет субъекту бесконечно видоизменять свое поведение, оставаясь при этом одним и тем же.

Менталитет человека, будучи устойчивой основой общественного существования, выступает активным фактором его правовой деятельности. С одной стороны, он подвигает субъекта на принятие определенных действий, следование определенным нравственным ценностям, предпочтение определенной субкультуры, образа правовых мыслей и чувств. С другой – он же выступает основой отторжения всего того, что чуждо, критерием определения стандартов правового поведения и отбора юридических идей для их воплощения в правовую реальность и т.д. Менталитет детерминирует алгоритм правового поведения человека.

Правовой менталитет формируется в зависимости от правовой культуры, юридических структур и всей социально-правовой среды обитания человека, и сам, в свою очередь, образует определенную социокультурную матрицу, выступая, как нечто порождающее формы правосознания, как трудноопределимый исток культурно-юридической динамики, находящийся на глубинном уровне коллективного и индивидуального правосознания, включающего в себя и бессознательное. Правовой менталитет охватывает не только логико-юридические конструкции, но и определяющие их национальные, культурные, образно-эмоциональные компоненты, чувства исторической и религиозной принадлежности. Соединение всех этих частей осуществляется на уровне подсознания и, как правило, не осознается самим субъектом. Вследствие этого возникает совокупность общих юридических установок, касающихся наиболее важных и общих моментов правовой жизни и деятельности человека, имеющих сложный интегративный и целостный характер. Субъектом этой формы менталитета могут выступать как отдельные социальные группы, так и все общество.

Правовой менталитет – это сфера, включающая как неосознанные, так и осознанные структуры. Неосознанные структуры – устойчивы, консервативны и реактивны. Они пассивны до определенного момента. Но как только возникает соответствующая правовая ситуация, они активизируются, детерминируя желание и волю. Осознанные структуры правового менталитета – динамичны, рациональны и креативны. Большое влияние на их изменение оказывают многие факторы: режим политической власти, смена социально-правовых отношений, рефлексия по поводу имеющегося юридического опыта, состояние социально-правовых коммуникаций, воздействие символов духовной жизни и т.п. Если неосознанные структуры правового менталитета более или менее присущи в той или иной мере всей социальной группе и с трудом поддаются изменениям, то осознанные структуры разнородны, изменчивы и относительно индивидуальны. Трансформируя осознанные структуры менталитета, можно в короткий срок менять юридические предпочтения той или иной социальной группы, добиваться легитимации власти, поднимать авторитет действующих юридических актов.

В структуре ментальных правовых установок можно выделить когнитивные, эмоциональные (аффективные) и поведенческие компоненты. Когнитивные элементы установок предполагают наличие у людей предварительных знаний, оцениваемых через призму менталитета. Наличие этого компонента объясняет отбор информации, который они ведут в отношении тех или иных юридических субъектов. Эмоциональное отношение к объекту (нравится – не нравится, приятно – неприятно), как правило, предшествует критическому осмыслению информации о нем. Без этого компонента не получили бы столь большого значения различные предрассудки и стереотипы. Поведенческий компонент установки представляет собственно готовность к определенному действию.

Опыт проведения правовых реформ в России свидетельствует о том, что они должны соответствовать ментальным интенциям жизнедеятельности людей, и только тогда они могут быть «легитимизированы» их менталитетом. В связи с этим А.С. Панарин отмечает, что новейшие социальные формы – рыночная экономика, парламентарная демократия, правовое государство, которые пытаются заимствовать современные российские модернизаторы, не являются культурно нейтральными. Эти структуры только на поверхности выступают как безразличные к менталитету социальные технологии.

В основе российской правовой жизни лежат социально-психологические связи, имеющие ярко выраженный этический характер. В силу тяги русского человека к исканию «царства правды» и доминированию в его духовной жизни нравственных ценностей нельзя ни в коем случае утверждать о природной порочности русского человека. Важно, чтобы действующие юридические нормы российского законодательства соответствовали духовным устоям нашего народа.

Опубликовано в Правосознание | Тэги: , , | Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>